Портал о здоровье и красоте

Настоящая…

Настоящая…

О ней говорили по-разному: кто-то с искренним восхищением, кто-то с плохо скрываемой завистью, кто-то с обожанием. Но для большинства из нас она – та, о которой говорили с любовью. Говорили в стихах:

«Будь хоть бедой в моей судьбе,
Но кто б нас ни судил,
Я сам пожизненно к тебе
Себя приговорил».

Так Константин Симонов писал о Валентине Серовой.

Она родилась 23 декабря 1917 года. Правда, позже стало известно, что, скорее всего, год ее рождения — 1919, да и дата рождения оказалась другой. Однако официально днем рождения актрисы считается именно этот день в конце декабря. А годы Валентина прибавила себе, страстно желая пораньше поступить в театральное училище.

Этот ее порыв объясним — ведь будущая звезда советского экрана родилась в артистической семье. Ее мать Клавдия Половикова была актрисой театра имени Маяковского. На сцену Валя вышла в 8 или в 9 лет — играла маленького мальчика. И магия актерской игры больше не отпускала. Еще не закончив школу, она фактически вступила во взрослую жизнь…

В которой ее ждали не только успех, театр, кино, роли и премии. Но и большая любовь. Совсем юной, в 1938 году, она вышла замуж за летчика Анатолия Серова. Легендарный испытатель, участник гражданской войны в Испании, он был покорен ею. Рассказывали, что его эскадрилья, пролетая над домом, где жили супруги, сбрасывала охапки цветов, а сам он чертил в воздухе имя «Валя»… Эта сказка продолжалась ровно год: Анатолий Серов погиб во время очередных испытаний, а Валентина на всю жизнь сохранила его фамилию.

А потом было знакомство с поэтом Константином Симоновым. Увидев Серову в театре, он был так поражен, что не решился подойти к ней, но приходил на все спектакли. И она призналась потом, что постоянный зритель в первом ряду с букетом цветов очень мешал ей, и она сама передала ему записку с просьбой перезвонить…

… а потом заставляла его ждать. Ждать и прощать, в том числе роман с Константином Рокоссовским. Был ли он? Не было? Как глубоки были их чувства? Точно это вряд ли кому-то известно, но Рокоссовский не ушел из семьи. Симонов простил своей Вале этот роман. А она согласилась выйти замуж за влюбленного в нее поэта.

«Нет жизни без тебя. Не живу, а пережидаю и считаю дни, которых, по моим расчетам, осталось до встречи 35–40. Верю, как никогда, в счастье с тобой вдвоем. Я так скучаю без тебя, что не помогает никто и ничто…»

А потом началась другая жизнь. Как обычно, не только счастливая, но и сложная. Рассказывают, что Серовой сложно было принять позицию Симонова, включившегося в борьбу с космополитизмом. Не смогла она смириться с тем, что Симонов не нашел общего языка с ее сыном от первого брака. И хотя в 1950 году у них родилась дочь, вместе это их не удержало.

И ему в этой настоящей жизни вместе было непросто. «Люди прожили вместе 14 лет. Половину этого времени мы жили часто трудно, но приемлемо для человеческой жизни. Потом ты стала пить… Я постарел за эти годы на много лет и устал, кажется, на всю жизнь вперед…»

Они расстались. Симонов вновь женился. Снял со многих своих стихов посвящение Серовой (но только не со «Жди меня»). Она больше не снималась, с театром тоже не складывалось. И ждала, ждала, когда же появится работа, которую она так любила…

Серова ушла из жизни в 58 лет. Симонов на прощании с ней присутствовать не мог, но прислал 58 красных гвоздик.